Научно-информационный портал для врачей всех специальностей
Читайте нас в соц сетях

Эффективность и безопасность аутопробиотической терапии у пациентов с сахарным диабетом 2 типа

Эффективность и безопасность аутопробиотической терапии у пациентов с сахарным диабетом 2 типа

В.И. Симаненков1 д.м.н. профессор

Н.В. Бакулина1 д.м.н. профессор

С.В. Тихонов1 к.м.н. доцент

Е.И. Ермоленко2, 3 д.м.н. профессор

В.Д. Декканова1 старший лаборант

М.П.Котылева2

Н.С. Лавренова 2

Л.С. Воропаева2

М.М.Д. Коржева1 ассистент

А.Н. Суворов2, 4 д.м.н. профессор член-корреспондент РАН

1 – Кафедра внутренних болезней клинической фармакологии и нефрологии «Северо-Западный государственный медицинский университет И.И.Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федарации, г.Санкт-Петербург.

2 – Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Институт экспериментальной медицины», г. Санкт-Петербург.

3 – Кафедра медицинской микробиологии «Северо-Западный государственный медицинский университет И.И.Мечникова» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Санкт-Петербург.

4 – Санкт-Петербургский Государственный Университет.

Резюме

В оригинальной статье приводятся результаты исследования  с участием 12 пациентов с СД 2 типа, которым проводилась 14-дневная терапия промышленным пробиотиком, содержащим штаммы E. faecium L3, или аутопробиотической закваской на основе собственных энтерококков пациента. Терапия промышленным штаммом E. faecium L3 и аутопробиотиком на основе аутоштамма E. faecium характеризовалась примерно одинаковым влиянием на выраженность гастроэнтерологических жалоб и количественно-качественные характеристики кишечной микробиоты. В группе пациентов, получающих аутоштамм E. faecium, отмечалось достоверное снижение уровня С-реактивного белка.

Ключевые слова

Аутопробиотическая терапия, аутопробиотики, пробиотики, дисбиоз, дисбактериоз, сахарный диабет 2 типа, ожирение, E. faecium, E. faecium L3.

Summary

The original article presents the results of a study in which 12 patients with DM type 2 received 14-day therapy with an industrial probiotic (E. faecium L3 strains) or autoprobiotic (patient’s own E. faecium). Therapy with the industrial probiotic and autoprobiotic had approximately the same effect on the severity of gastroenterological complaints and the quantitative/qualitative characteristics of the intestinal microbiota. In the group of E. faecium autostrain there was a significant decrease of C-reactive protein.

Keywords

Autoprobiotic therapy, autoprobiotics, probiotics, dysbiosis, diabetes mellitus type 2, obesity, E. faecium, E. faecium L3.

Введение

В XXI веке человечество столкнулось с пандемией неинфекционных заболеваний – ожирения и сахарного диабета 2 типа (СД 2 типа). Для обозначения данной проблемы в медицинской литературе нередко используется термин «diabesity»  (от англ. diabetes – диабет и obesity – ожирение) [1].

Эпидемиологические исследования демонстрируют, что частота встречаемости ожирения с 1975 по 2014 г. утроилась. В 2014 году морбидное ожирение  диагностировалось у 2,3% мужчин и 5% женщин. По прогнозу  Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) к 2025 году 6% мужчин и 9% женщин будут страдать данным вариантом ожирения [2]. 

Схожие тенденции роста заболеваемости отмечаются и для СД 2 типа. К 2030 году распространенность преддиабета составит 8%, СД 2 типа 10%, таким образом, около 20% населения будут иметь нарушения углеводного обмена [3].

В российском эпидемиологическом исследовании ЭССЕ-РФ было продемонстрировано, что индекс массы тела (ИМТ) более 30 кг/м2 имеют около 30% населения, СД 2 типа страдают 4,6% россиян [4].  По данным масштабного отечественного исследования «NATION» СД 2 типа диагностируется лишь 54% пациентов с данным заболеванием, таким образом, реальная распространенность СД 2 типа в РФ находится на уровне 6% [5].

Наиболее значимыми последствиями ожирения и СД 2 типа являются возникающие системные сосудистые осложнения – поражение сосудов печени, магистральных сосудов сердца и головного мозга, приводящее к развитию инфарктов и инсультов, инвалидизации и преждевременной смертности пациентов [6].

Классический подход к терапии данных заболеваний включает использование немедикаментозных методов (диетотерапия, интенсификация физической активности, психотерапия), фармакотерапию и бариатрическую метаболическую хирургию.

Основной целью лечения пациентов с ожирением является снижение веса и коррекция имеющихся метаболических нарушений. Эффективность подходов по лечению ожирения не является одинаковой. Диетотерапия и изменение образа жизни позволяют снизить вес на 3-8%, дополнительное использование фармакологических препаратов на 10-12%, хирургические методы лечения на 30-35% [7]. Стабильное снижение избыточного веса пациента на 3-5% благоприятно влияет на обмен глюкозы и улучшает течение СД 2 типа [6]. 

На территории Российской Федерации одобрено применение лишь трех лекарственных препаратов для лечения ожирения: ингибитора липаз в желудочно-кишечном тракте (орлистат), агониста рецепторов к глюкогоноподобному  пептиду-1 (ГПП-1), (лираглутид) и препарата центрального действия (сибутрамин). Даже в случае эффективной терапии данными лекарственными средствами у пациентов имеется высокий риск рикошетного набора веса и нарастания метаболических нарушений.

Для лечения пациентов с СД 2 типа используются следующие фармакологические агенты: препараты сульфонил мочевины, глиниды, бигуаниды, тиазолидиндионы, ингибиторы α-глюкозидаз, агонисты рецепторов глюкогоноподобного пептида 1, ингибиторы дипептидилпетидазы-4, ингибиторы натрий-глюкозного котранспортера 2 типа и инсулины [6]. Перечисленные классы лекарственных препаратов имеют неодинаковую эффективность, на фоне их применения потенциально могут развиваться различные нежелательные лекарственные реакции.

Бариатрические хирургические вмешательства приводят к выраженному снижению веса у пациентов с морбидным ожирением, в ряде ситуаций вызывая ремиссию СД 2 типа. В соответствии с современными рекомендациями бариатрическое хирургическое вмешательство может применяться у пациентов с ИМТ˃40 кг/м2; у пациентов с ИМТ=30-35 кг/м2 и ассоциированными с ожирением заболеваниями; у пациентов с ИМТ=30-35 кг/м2 и тяжелым течение СД 2 типа. Ограничения более активного использования данного метода лечения у пациентов с ожирением и СД 2 типа связаны с высокой стоимостью и риском развития осложнений.  Так у пациентов, перенесших оперативные вмешательства с шунтирующим компонентом, имеются риски развития мальадсорбции, витаминно-белковой недостаточности, что требует пожизненного сопровождения таких больных [5].

Влияние микробиоты на течение СД 2 типа и ожирения.

Желудочно-кишечный тракт (ЖКТ), печень и поджелудочная железа оказывают значимое влияние на пищевое поведение человека, а также на процессы происходящие в жировой ткани за счет регулирования потока нутриентов, бактериальных метаболитов, желчных кислот и кишечных гормонов, в частности инкретинов. Важную регулирующую роль в этих процессах играет микробиота ЖКТ [8]. Длительная параллельная эволюция человека и его микробиоты способствовала созданию согласованной симбиотической системы, участвующей в реализации множества физиологических функций, таких как: энергетический обмен, метаболическая сигнализация, функционирование иммунной системы и регулирование работы кишечника [9].

Результаты многочисленных доклинических и клинических исследований продемонстрировали связь между качественными и количественными характеристиками микробиоты и ожирением, метаболическим синдромом, СД 2 типа [10-13]. В развитии инсулинорезистентности важную роль играет повышение сывороточной концентрации аминокислот с разветвленной боковой цепью, наблюдающееся при пролиферации бактерий Prevotella copri и Bacteroides vulgatus в кишечнике [5].  У пациентов с преддиабетом и СД 2 типа отмечается снижение концентрации бутират-продуцирующих бактерий, а также концентрации грамотрицательной анаэробной бактерии Akkermansia muciniphila. В работе Yassour M. et al.  было продемонстрировано, что снижение Akkermansia muciniphila  возникает в преддверии СД 2 типа [14]. Akkermansia muciniphila  потенциально обладает протективным действием в плане развития метаболических нарушений при ожирении. Повышенные концентрации  данной бактерии  отмечаются у людей с избыточным весом и ожирением, имеющих метаболически здоровый фенотип, по сравнению с пациентами имеющими какие-либо метаболические расстройства, в частности СД 2 типа. Высокие кишечные концентрации Akkermansia muciniphila ассоциированы с более выраженной эффективностью  диетотерапии в плане снижений веса и улучшением гомеостаза глюкозы [15].

В ряде работ было продемонстрировано, что сахароснижающие препараты, в частности метформин, оказывают благоприятное влияние на состав кишечной микрофлоры, что может рассматриваться в качестве потенциального механизма действия данной молекулы при сахарном диабете [16].

Кишечная микробиота влияет на течение ожирения, инсулинорезистентности и СД 2 типа за счет следующих механизмов:

  1. получение дополнительной энергии из не перевариваемых пищевых волокон;
  2. изменение гормональной активности ЖКТ, в частности снижение синтеза и продукции пептида-YY и ГПП-1;
  3. изменение активности цАМФ-зависимой протеинкиназы и индуцированного натощак фактора адипоцитов (Fiaf – Fasting Induced Adipose Factor), ответственных за окисление свободных жирных кислот;
  4. негативное влияние на плотные контакты слизистой ЖКТ, что обуславливает повышение проницаемости слизистой;
  5. поступление эндотоксинов, в частности липополисахарида, в системный кровоток  с последующими развитием эндотелиальной дисфункции и системного воспаления;
  6. функциональные и структурные изменения печеночной ткани (жировая дистрофия), сопровождающиеся уменьшение детоксикационного потенциала печени, стимуляцией глюконеогенеза и синтеза холестерина;
  7. изменение пула желчных кислот, оказывающих в норме регуляторное влияние на пищевое поведение и метаболические процессы в организме посредством взаимодействия с FXR и TGR-5 рецепторами.

Эффективность и безопасность пребиотиков у пациентов с ожирением и СД 2 типа.

Учитывая недостаточность эффективных и безопасных терапевтических стратегий, коррекция микробиоты может стать новым подходом лечения ожирения, СД 2 типа и других метаболических расстройств.

На лабораторных животных была продемонстрирована эффективность и безопасность ряда пробиотических агентов. Штаммы Akkermansia muciniphila благоприятно влияли на  метаболизм глюкозы у лабораторных животных [5]. Генетически модифицированная бактерия Lactococcus lactis, продуцирующая ГПП-1, продемонстрировала свою эффективность и безопасность в доклинических исследованиях.

Эффективность и безопасность терапии пробиотиками активно изучается и в клинических исследованиях.

В базе данных Medline имеется около 100 рандомизированных клинических исследований (РКИ)  и 16 метаанализов, посвященных изучению эффективности и безопасности пробиотической терапии у пациентов с ожирением и  92 РКИ  и 41 метаанализов, посвященных применению пробиотиков при СД 2 типа.

В мета-анализе Caifeng L. et. al оценивалось влияние различных пробиотических штаммов на течение СД 2 типа. В анализ было включено 12 РКИ, проведенных в 2012-2016 годы. В проведенном мета-анализе было продемонстрировано достоверное влияние пробиотических штаммов Bifidobacterium lactis BB-12 и Lactobacillus acidophilus LA-5 на уровень тощаковой глюкозы у пациентов с СД 2 типа.

В мета-анализе Koutnikova Н. et al. от 2019 года, включившем в себя около 100 РКИ с общим количеством пациентов более 6000, оценивалась эффективность различных пробиотических штаммов и их комбинаций у пациентов с избыточным весом, ожирением, преддиабетом и СД 2 типа [17].

Результаты мета-анализа Koutnikova Н. et al. от 2019 года представлены в таблице 1.

Табл. 1. Эффективность пробиотической терапии у пациентов с ожирением и СД 2 типа по результатам метаанализа Koutnikova Н. et al. от 2019 [17].

Влияние на вес
Пациенты с нормальным весомНет достоверного влияния
Пациенты с избыточным весом↓ массы тела  на 0,94 кг); ↓ индекса массы тела на 0,55 кг/ м²; ↓ окружности талии на -1,31 см;  ↓ площади висцеральной жировой ткани на 6,30 см²
Пациенты с ожирениемНет достоверного влияния
Влияние на обмен глюкозы
ЗдоровыеНет достоверного влияния
ПредиабетНет достоверного влияния
СД 2 типа↓ тощаковой глюкозы на -0,66 ммоль/л);  ↓ гликированного гемоглобина на -0,28%; ↓ инсулина на -1,66 мЕд/л  

Продемонстрированные в работе Koutnikova Н. et al. эффекты в большей степени наблюдались при использовании комбинированных препаратов, содержащих несколько пробиотических штаммов.  Наибольшая эффективность отмечалась при использовании штаммов Bifidobacterium breve, Bifidobacterium longum, Streptococcus salivarius subsp. thermophilus, Lactobacillus acidophilus, Lactobacillus casei, Lactobacillus delbrueckii.

     Недостаточная и непродолжительная эффективность пробиотиков может быть связана с тем, что промышленные штаммы являются чужеродными для экологической системы кишечника, что мешает реализации их терапевтического потенциала и обуславливает их транзиторное нахождение в организме человека.

Учитывая описанные недостатки промышленных пробиотических штаммов, видится целесообразным исследование эффективности и безопасности аутопробиотической терапии у пациентов с ожирением и СД 2 типа.

Медицинская технология «Аутопробиотическая терапия» является методом коррекции дисбиотических расстройств путем перорального приема средства, содержащего культуру кишечных аутоштаммов. Применение аутобактерий позволяет персонифицировать пробиотическую терапию, что способствует повышению ее эффективности и безопасности ввиду иммунологической толерантности к собственным бактериям и большей адаптации индигенных представителей микробиоты к условиям существование в организме хозяина.

Метод аутопробиотической поддержки является запатентованным подходом профилактики и лечения дисбиотических расстройств и различных заболеваний. В последние годы сотрудниками ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины» и  СЗГМУ им. И.И. Мечникова были проведены исследования, продемонстрировавшие эффективность аутопробиотической терапии у пациентов с синдромом раздраженного кишечника (СРК), постинфекционным СРК, внебольничной пневмонией, воспалительными заболеваниями кишечника, заболеваниями, ассоциированными с H. pylori [18].  

Материалы и методы.

В пилотном исследовании приняли участие 12 пациентов (10 женщин и 2 мужчин) среднего возраста 52±4,7 лет с СД 2 типа, которым проводилась терапия аутопробиотической  закваской на основе собственных энтерококков, по 50 мл 8, 5 lg колониеобразующих единиц на 1 мл  2 раза в день курсом 14 дней. 

Критерии включения в исследование:

  • мужчины и женщины в возрасте от 45 до 60 лет;
  • окружность талии (ОТ) ≥ 80 см для женщин и ≥94 см для мужчин;
  • дислипидемия, стабильная терапия статинами не менее 3 месяцев до включения в исследование;
  • гипертоническая болезнь, стабильная антигипертензивная терапия не менее 3 месяцев до включения в исследование;
  • СД 2 типа на фоне диетотерапии или стабильной терапии метформином на протяжении 3 месяцев.

Критерии невключения в исследование:

  • сахарный диабет 1 типа;
  • прием сахароснижающих препаратов, кроме метформина, на момент начала исследования;
  • неконтролируемая артериальная гипертензия, требующая коррекции антигипертензивной терапии, на момент включения в исследование;
  • дислипидемия, требующая коррекции гиполипидемической терапии, на момент начала исследования;
  • ишемическая болезнь сердца (ИБС), в том числе, ИМ в анамнезе;
  • нарушения ритма и проводимости, требующие медикаментозной коррекции;
  • хроническая сердечная недостаточность III–IV функционального класса.

 На этапе включения в исследование у всех пациентов были получены образцы стула, которые использовались для изучения микробиоценоза кишечника методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) с флуоресцентной детекцией результатов амплификации в режиме реального времени. У больных группы вмешательства из первого образца фекалий выделялись аутоштаммы энтерококков для приготовления закваски.

После отбора индивидуальных колоний, на селективных питательных средах получили чистую бактериальную культуру E. faecium, из которой была выделена ДНК, осуществлена ПЦР с целью точного определения вида микроорганизма и выявления генетических детерминант патогенности. Штаммы с наличием генов детерминант патогенности были отбракованы. Отобранные индивидуальные штаммы E. faecium были использованы для приготовления персонифицированного продукта, предназначенного для восстановления и/или поддержания индивидуального микробиоценоза.

Персонифицированные штаммы энтерококка также были помещены в криогенный депозитарии, что обеспечило возможность повторного приготовления аутопробиотической закваски в будущем и проведения дополнительного курса терапии.

Аутопробиотическая терапия и терапия промышленным штаммом Enterococcus faecium L3 осуществлялась на протяжении 14 дней.

Полимеразная цепная реакции (ПЦР) образца стула в режиме реального времени осуществлялась на этапе включения пациентов в исследование и через две недели после окончания пробиотической или аутопробиотической терапии с целью изучения динамики изменения кишечной микробиоты.

ПЦР в режиме  реального времени с флуоресцентно-мечеными зондами Taqman проводилось на приборе  Bio-Rad,  с использованием наборов реагентов «Колонофлор-16» («Альфалаб», РФ). Данная методика позволяет выявить и количественно оценить облигатных и условно-патогенных представителей микробиоты:Lactobacillus spp, Bifidobacterium spp, Clostridium difficile, Enterococcus spp, Escherichia coli, Escherichia coli enteropathogenic, Bacteroides fragilis, Bacteroides thetaiotaomicron, Faecalibacterium prausnitzii, Proteus mirabilis/vulgaris, Staphylococcus aureus, Klebsiella pneumoniae,  Klebsiella oxytoca, Candida spp., Clostridioides difficileClostridium perfringens, Proteus spp., Enterobacter spp. а так же общее количество бактерий.  

С целью оценки влияния проводимой терапии на метаболические процессы в организме пациента до назначения и через 14 дней после окончания курса лечения у пациентов забиралась кровь для проведения биохимического исследования с целью определения концентрации аланинаминотрансферазы (АлАТ), аспартатаминотрансферазы (АсАТ), щелочной фосфатазы (ЩФ), гамма глютаминтранспептидазы (ГГТ), фракций билирубина, альбумина, глюкозы, инсулина, лактат дегидрогеназы (ЛДГ), триглицеридов, общего холестерина, липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), липопротеидов высокой плотности (ЛПВП), С-реактивного белка (СРБ).

Для оценки выраженности основных гастроэнтерологических жалоб использовались четырех бальные аналоговые шкалы: 0 – отсутствие симптома, 1 – симптом слабой интенсивности, 2 – симптом средней интенсивности, 3 – симптом выраженной интенсивности, 4 – крайне сильная, нестерпимая симптоматика. 

Полученные результаты

Aутопробиотическая терапия хорошо переносилась, нежелательные лекарственные реакции у участников исследования не возникали.

На фоне проводимого лечения у пациентов из группы вмешательства достоверно снижалась выраженность метеоризма с 2,6 баллов до 1,5 баллов, увеличивалась частота стула с 1,2 до 1,7 раз в сутки.

Динамика лабораторных биохимических показателей пациентов, получивших аутопробиотическую терапию, представлена в таблице 2.

Табл. 2. Динамика лабораторных биохимических показателей участников исследования из группы аутопробиотической терапии.

Биохимические показателиДо начала терапииЧерез 14 дней после окончания терапииДостоверность
АлАТ19±4.516.1±6.0p˃0,05
АсАТ20.1±4.319.6±4.1p˃0,05
ЩФ57.8±24.259.5±22.2p˃0,05
ГГТП27.6±5.234.8±6.9p˃0,05
Общий билирубин8.8±3.38.51±4.7p˃0,05
Прямой билирубин2.8±0.62.6±0.9p˃0,05
Альбумин44.5±11.745.3±13p˃0,05
Глюкозы7.2±1.37.3±1.6p˃0,05
Инсулина11.2±3.110.3±2.7p˃0,05
ЛДГ185.16±37.159±41.1p˃0,05
ТГ3.4±0.73.5±0.5p˃0,05
Общий холестерин6.7±1.26.69±1.5p˃0,05
ЛПНП4.4±0.74.4±0.8p˃0,05
ЛПВП1.1±0.31.1±0.4p˃0,05
СРБ2.61±0.62.15±0.4p˂0,05

После проведенной терапии достоверное снижение концентрации СРБ отмечалось в группе аутопробиотической терапии, изменения других показателей в обоих группах были недостоверны, что может быть связано с малым количеством наблюдений.

Количественная оценка состава микробиоты кишечника у пациентов с СД 2 типа до и после 14-дневного курса аутопробиотической терапии, оцениваемая при помощи ПЦР в режиме риал-тайм, представлена в таблице 3 и на рисунке 1.

Табл. 3. Количественная оценка состава микробиоты кишечника у пациентов с СД 2 типа до и после курса аутопробиотической терапии.

ПациентОбщая бактериальная масса  Lactobacillus spp.Bifidobacerium spp.Escherichia coliBacteroides fragilis groupFecalibacterium prausnitziiClostridium perfringensBacteroides thetaiotaomicronEnterobacter spp  Citrobacter spp.
Группа аутопробиотической терапии до лечения
№16*1011<1052*1098*1062*10111*1095*1052*1077*107
№25*109<1059*1081*1091*10144*10703*1090
№36*1011<1052*1081*1086*10116*10807*1070
№46*1013<1051*1092*1081*10134*10903*1082*107
№55*1012<1052*10101*1095*10126*1011000
№61*1013<1053*1096*1072*10121*101006*1092*107
Группа аутопробиотической терапии после лечения
№16*109<1051*1097*1062*10118*10805*1060
№22*109<1052*1084*1082*1091*10701*1080
№31*109<1052*1083*1061*1096*10^708*1060
№44*107<1052*1074*1062*1091*10903*1061*107
№55*109<1051*10101*1081*1094*10901*1090
№65*1010<1052*1096*1072*1092*10802*1082*107
Досто-верностьp<0,05p>0,05p>0,05p<0,05p<0,05p>0,05p>0,05p>0,05p>0,05

Рисунок.1. Влияние аутопробитической терапии на микробиоценоз кишечника больных с СД 2 типа (    – достоверные отличия (p<0,05)).

В группе промышленного пробиотика Enterococcus faecium L3 также отмечалось достоверное уменьшение общей бактериальной нагрузки, достоверное уменьшение концентрации Escherichia coli и Bacteroides fragilis group.

Заключение.

В проведенном исследовании терапия промышленным штаммом E. faecium L3 и аутопробиотиком на основе аутоштамма E. faecium  характеризовалась примерно одинаковой эффективностью.

Препараты в равной степени уменьшали выраженность метеоризма и увеличивали частоту стула, кроме того, обладали схожим влиянием на кишечную микробиоту. Так в группе вмешательства и в контрольной группе отмечалось достоверное снижение общей бактериальной массы, E. coli и  Bacteroides fragilis group.

Достоверного влияния проводимого лечения на большинство биохимических показателей  у пациентов выявлено не было, однако отмечалось статистически значимое снижение СРБ.

На основании полученных данных складывается впечатление о позитивном влиянии аутопробиотической терапии на выраженность гастроэнтерологических жалоб у пациентов с СД 2 типа. Отсутствие достоверной положительной динамики по большинству лабораторных биохимических показателей может быть связано с малым размером выборки и непродолжительным периодом лечения. При этом выявленное уменьшение концентрации СРБ у пациентов после аутопробиотической терапии, достоверное снижение титра условно патогенных бактерий в образцах стула может свидетельствовать о потенциальном благоприятном влиянии аутопробиотической терапии на течение СД 2 типа. Коррекции микробиоты кишечника может обуславливать уменьшение выраженности системного воспаления, маркером которого является СРБ, что впоследствии потенциально может приводить к уменьшению инсулинорезистентности и улучшению метаболизма глюкозы.

СД 2 типа является крайне распространенным заболеванием со сложным патогенезом. Уменьшение продолжительности жизни и снижение ее качества, большой процент инвалидизации больных СД 2 типа актуализируют поиск новых путей профилактики и комплексной терапии. Коррекция микробиоты кишечника может стать эффективным подходом лечения, поскольку дисбиоз является не только фоном, предрасполагающим к развитию СД 2 типа, но и пусковым, а также модифицирующим течение заболевания, фактором.

Потенциально эффективными подходами нормализации гомеостаза глюкозы посредством влияния на кишечный микробиом  может являться разработка персонализированного питания; поиск «идеального» пробиотического штамма или их комбинаций; использование генетически модифицированных бактерий, продуцирующих вещества, регулирующие пищевое поведение и метаболизм глюкозы; изобретение способов доставки  пропионата и метформина в проксимальный отдел толстой кишки, метформина, фекальная трансплантация.

Повторяющиеся курсы аутопробиотической терапии могут стать новым эффективным подходом терапии СД 2 типа и его осложнений, что требует дальнейшего изучения эффективности и безопасности данного терапевтического воздействия. Бесспорным преимуществом аутопробиотической терапии является ее безопасность и возможность введения аутопробиотиков более короткими курсами.

Использованная литература.

1. Sanjay K. Diabesity//J Pak Med Assoc. –  2013. –  № 63(4). – Р. 532.

2. NCD Risk Factor Collaboration (NCD-RisC). Trends in adult body-mass index in 200 countries from 1975 to 2014: a pooled analysis of 1698 population-based measurement studies with 19·2 million participants // Lancet. – 2016. – №387(10026). Р. –  1377-1396.

3. Saeedi P, Petersohn I, Salpea P, et al. Global and regional diabetes prevalence estimates for 2019 and projections for 2030 and 2045: Results from the International Diabetes Federation Diabetes Atlas, 9th edition // Diabetes Res Clin Pract. –  2019. – P. – 157-107843.

4. Муромцева Г. А., Концевая А.В., Константинов В.В. и др. Распространенность факторов риска неинфекционных заболеваний в российской популяции в 2012–2013 гг. Результаты исследования ЭССЕ-РФ // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2014. – № 6 (13). С. 4-11.

5. Дедов И.И. , Мельниченко Г.А. , Шестакова М.В.  Национальные клинические рекомендации по лечению морбилного ожирения у взрослых. 3-ий пересмотр (Лечение морбидного ожирения у взрослых) // Ожирение и метаболизм. – 2018. –  №15. – Р. 53-70.

6. ESC Guidelines on diabetes, pre-diabetes, and cardiovascular diseases developed in collaboration with the EASD The Task Force for diabetes, pre-diabetes, and cardiovascular diseases of the European Society of Cardiology (ESC) and the European Association for the Study of Diabetes (EASD) 2019 // Russian Journal of Cardiology.- 2020.- № 25(4).- Р. 1-3839. (In Russ.)

7. Courcoulas AP, Christian NJ, Belle SH, et al. Weight change and health outcomes at 3 years after bariatric surgery among individuals with severe obesity // JAMA. – 2013. – №310(22). – Р. – 2416-2425.

8. Courcoulas AP, Christian NJ, Belle SH, et al. Weight change and health outcomes at 3 years after bariatric surgery among individuals with severe obesity // JAMA. – 2013– № 310(22). – Р. 2416-2425.

9. Brunkwall L, Orho-Melander M. The gut microbiome as a target for prevention and treatment of hyperglycaemia in type 2 diabetes: from current human evidence to future possibilities // Diabetologia. – 2017. – № 60(6). – Р. 943-951

10. Ley R.E., Turnbaugh P., Klein S., et al. Microbial ecology: human gut microbes associated with obesity // Nature. –  2006. – №444. –  Р.1022-3.

11. Turnbaugh P.J., Hamady M., Yatsunenko T., et al. A core gut microbiome in obese and lean twins // Nature. –  2009. – № 457. – Р. 480-4.

12. Wu X. Molecular characterisation of the faecal microbiota in patients with type II diabetes // Curr Microbiol. – 2010. – № 61. – Р. 69-78.

13. Egshatyan L., Kashtanova D., Popenko A., et al. Gut microbiota and diet in patients with different glucose tolerance // Endocr Connect. – 2016 . – №5 (1) . – Р.1-9.

14. Yassour, M., Lim, M.Y., Yun, H.S. et al. Sub-clinical detection of gut microbial biomarkers of obesity and type 2 diabetes // Genome Med. – 2016. –  № 8 (1). Р.- 17.

15. Dao MC, Everard A, Aron-Wisnewsky J, et al. Akkermansia muciniphila and improved metabolic health during a dietary intervention in obesity: relationship with gut microbiome richness and ecology // Gut.- 2016. – №65. – Р. 426–436. doi: 10.1136/gutjnl-2014-308778.

16. Forslund, K., Hildebrand, F., Nielsen, T. et al. Disentangling type 2 diabetes and metformin treatment signatures in the human gut microbiota // Nature. – 2015. –   № 528. –  Р. 262-266.

17. Koutnikova H, Genser B, Monteiro-Sepulveda M, et al. Impact of bacterial probiotics on obesity, diabetes and non-alcoholic fatty liver disease related variables: a systematic review and meta-analysis of randomised controlled trials // BMJ Open. – 2019. – №9(3) . –  e017995.

18. Соловьева О. И.Симаненков В. И. , Суворов А. Н., и др. Использование пробиотиков и аутопробиотиков в лечении синдрома раздраженной толстой кишки // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. – 2017. –  № 143 (7) . – Р. 115-120.

Читайте статью в журнале «Медицинский алфавит» №30\2020